Ольга Гуцал

Опубликовано 02.08.2014 в Гости | Нет комментариев

Ольга Гуцал

«Люди могут не знать, как много им надо. » — Ольга Гуцал  генеральный директор «Камион-Оил», владелица сети ювелирных салонов «Абрикос», 5 место в рейтинге «Топ-100 самых успешных бизнес леди Украины» по версии www.delo.ua  о том: как  СМИ калечат общество, какие люди пахнут деньгами, и  почему фраза: «я девочка, я не хочу решать, я хочу платье» для нее не возможна.

О.Г.: Есть один образ, который заставляет меня  утром подняться с кровати: я представляю пустыню, и где-то на границе ее со степной полосой  растут кочки с пожухлой травой.  И я думаю о том, что в следующей жизни могу быть этой кочкой. Я расту и думаю: Оля, у тебя была целая жизнь! Руки, ноги, голова, свобода … и что?! Вы знаете, это заставляет подняться.  Когда-то я, как всякий взрослый человек, выбирала себе религию. В один момент меня очень привлекал будизм — он очень свободен, в нем меньше способов доказать богу свою религиозность, до момента пока не поняла, что суть этой религии –  созерцание. А это противоречит моим жизненным принципам. Я считаю, что суть человеческой жизни это творчество.

Дж.: Творчество для себя или во благо?

О.Г.:  Когда я была младше, я считала, что творить надо «для». Когда  стала старше, то поняла, что любое творчество «для». Я много общалась с Антонио Менегетти. (Антонио Менегетти — итальянский психолог, философ, художник, основатель онтопсихологической школы). Он попросил меня представить, что я поднимусь наверх — туда, где ворота и Петр. И Петр спросит меня,  чем я занималась всю жизнь. А я отвечу, что строила «заводы-пароходы», а он скажет: «Нет, что ты, как человек Бога сделала с жизнью, которую тебе дали?». Я много размышляла над этим. Мне нравится создавать, придумывать, побеждать, делать вещи, которые не делали другие. Я делаю все это потому, что мне это нравится. И  я точно знаю, что когда  приду туда где Петр, то за все, что я сделала в ответе буду только я.  Ведь я это делала себя.

Дж.:  То есть, занимаясь любимым делом, вы создаете империи и тем самым служите обществу. Это по принципу «Кто отдает, тот получает» ?

О.Г.:  Тут очень важен первый посыл. Если вы отдаете из соображений отдать, чтобы получить,  это не работает. Работает это в том случае, если это нравится вам  самим. Я получаю удовольствие от того, что работаю и даю возможность другим развиваться, зарабатывать деньги, помогать учиться своим детям. Единственно чего я хочу – это признание. Вообще- то это смертный грех! Я обсуждала это с Менегетти. А он говорит: «Разве это грех, если учитель хочет, чтобы его дети научились и это станет доказательством его успешности? А когда бизнесмен хочет, чтобы страна понимала, что он нужен ей, так же как детям учитель – это гордыня? Нет, так что спокойно хоти. Это не грех». Деньги не являются признанием. Когда я была младше я это плохо понимала. Многие не понимают того, что деньги — это возможности, но никак не признание.

Дж.:   Признание не ради признания, я правильно понимаю?

О.Г.: Нет, конечно нет. Я могу организовать PR кампанию, имитацию, иллюзию, но когда заканчивается финансирование проекта, заканчивается признание. Уже почти двадцать лет у меня есть помощница по хозяйству . Спустя несколько лет работы она сказала: «А я бы ваших денег не хотела. Я бы не хотела так жить как вы».  Это было самое большое признание в моей жизни.

Дж.:  Согласны ли в с тем, что все мы рождаемся в наилучших условиях, в которых можем максимально раскрыть свои возможности?

О.Г.:  Да, согласна. Я считаю, что каждый из нас — это проект, для этого каждому дан какой-то талант и нас поставили в те условияв которых этот талант может раскрыться наилучшим образом. Просто нам иногда жаль, что это именно этот проект и именно эти условия. Но не мы выбираем.

_MG_4717

Дж.:   А кто выбирает?

О.Г.:  Это сложно сказать. Я действительно верующий человек, не религиозный,но верующий.

И я считаю, что есть силы больше, чем «Я».

Дж.:   Больше чем человек?

О.Г.:  Я о других не знаю, но точно больше, чем «Я».

Дж.:  Вы очень сильный человек  с сильно развитым чувством ответственности и работоспособности. Такие качества заложили в Вас родители?

О.Г.:  Я родилась в семье очень образованных, высокоинтеллектуальных либералов, и я считаю, что это лучшее место, где можно было бы родиться. Своих родителей помню только за работой или чтением. В нашей семье было так: если нечем заняться – читай. Благодаря им, годам к 15 я получила такую интеллектуальную базу, которая позволила мне сделать максимально осознанный выбор друзей и профессии. Я часто рисую картинку (Ольга берет карандаш и лист, и начинает чертить на бумаге): пол, стена,  дверь, и за этой дверью Счастье. Все, чем мы занимаемся на протяжении жизни: образование, наука — это  кирпичи, которые мы подставляем, чтобы можно было подняться туда, где хорошо. Все, что мне дали родители до 15 лет это было аж вот так (Ольга рисует большую платформу). И это все потому, что они были абсолютными либералами. Если я читала интересную книгу всю ночь, то  могла на следующий день не пойти в школу. Ведь, если книга того стоила,  в школу можно было не ходить. Если я чего-то хотела, они меня всячески подстраховывали, но никогда не запрещали. И это большая база, это огромное количество кирпичей  по дороге к этой «двери», за которое я им очень признательна.

Дж.:  Как вы оцениваите систему  образования в Украине? Тот обязательно-принудительный минимум, который проходят в школах?

О.Г.:  Образование нужно давать тем, кому это интересно. В противном случае можно потратить огромное количество денег на обязательное образование, но так ничего и не добиться. Если нет интереса, человека научить невозможно.  Обязательность образования  ухудшает его качество.  Я бы уменьшила количество учителей, повысила бы их качество и разрешила бы детям выбирать учителя. Мне всегда было все интересно, мне это привили. Все люди, близкие моей семье были образованными и интересными —  меня увлекали их разговоры. Я ходила в школу и я знала зачем! Потому что я хотела стать им равной,  чтобы им когда-нибудь было интересно спросить что-нибудь у меня. Я противник системы высшего образования в том виде, в  котором оно есть сейчас. Оно работает только с естественными науками: физикой, химией, математикой, биологией – это базовые дисциплины, которые необходимо изучать. А все остальное, так называемое высшее образование устаревает быстрее, чем меняется программа. Скорость изменений сегодня такова, что образование нужно получать локально и узко. Сейчас масса возможностей:  всевозможные курсы и интернет, благодаря которому можно слушать лекции в любом университитете мира.

Дж.:  Принимая сотрудника на работу, вы обращаете внимание на образование?

О.Г.: Никогда. Я не видела ни одного диплома. По образованию я инженер-сварщик. Я хотела быть юристом, но меня не взяли, потому, что я еврейка, а в 80-м году евреев не брали в Украине в высшие учебные заведения. Была квота на физику и матемтику, но я не очень хотела, а на юриста поступить было нельзя. И что ?

Дж.:  Уорен Баффет недавно сказал: «Худшее, что можно передать своим детям – это большое наследство».  И подкрепил свои слова тем, что 90% своего состояния передает в благотворительные фонды. Бил Гейтс, Чак Фини, основатель Ebay Пьер Омидьяр, мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, самая богатая женщина Австралии Джина Райнхарт, актёр Джеки Чан и еще многие, создавшие значительное состояние, не передают его детям. Как нужно воспитывать ребенка, чтобы его отношение к деньгам было правильное? И могут ли деньги испортить ребенка?

О.Г.:  Испортить ребенка может нелюбовь. Вот, если вы любовь компенсируете деньгами, то обязательно испортите своего ребенка. Если вы ребенка любите и у вас при этом есть деньги,  вы не можете его испортить. Я выросла в очень обеспеченной семье, где  научилась бюджетированию. В доме были конверты: еда, развлечения, книги, подарки,отпуск, непредвиденные расходы, одежда. И еще были деньги, которые оставались и они всегда делились поровну на троих. Конечно, мы с мамой их тратили быстрее и приходили к папе, начинали клянчить: мол, ты деньги не тратишь, они тебе не нужны. А он нам всегда отвечал: «Какая вам разница! Это мои деньги!». И он мне объяснял, что есть люди, которые любят деньги тратить, а есть люди, которые любят деньги иметь и это одинаковая радость. И так делалось все, все делилось поровну на троих —  мне, как ребенку, никогда не давали больше, мы были одной семьей. И своего сына я воспитывала так же.

Дж.:  В интервью для www.strategy.com.ua вы говорите: «Существует много мужчин и очень много женщин, которые по разным причинам не занимаются бизнесом. Им нравится, что ими управляют, возможно, они чувствуют себя защищенными. Я не из таких людей и не хочу, чтобы мною управляли. Я положила много лет своей жизни на то, чтобы управлять своей жизнью, быть хозяйкой своего успеха. Это доставляет мне большое удовольствие, но очень дорогого стоит, и за свободу всю жизнь приходится платить дорогую цену». Какую цену вы  платите за свою свободу?

О.Г.:  Я четвертый раз замужем. И, надо признаться, все мои браки были удачными, так или иначе. Но я прекрасно понимаю, что нормальный, в шаблонном смысле, обычный мужчина рядом со мной быть не может.

Дж.:  Обычный это какой?

О.Г.: Обычный – это патриархальный, тщеславный, амбициозный,свободный, взрослый. Мой мужчина должен понимать, что патриархальность в нашей семье невозможна. Я по правилам не могу. Моя плата, в том, что я никогда  в жизни не смогу положить ноги на стол и сказать: «Я больше не  могу, я устала, решайте сами,я не понимаю».

Дж.:  То есть,  «я девочка, я не хочу решать, я хочу платье» — это невозможно для вас?

О.Г.:  Да, это невозможно. Не потому, что я этого не хочу или я такая сильная и волевая – нет! Все приходиться держать в своих руках, за все платить самой. У немцев есть такое выражение: bus gelt (оплаченный автобусный билет).Суть в том, что ты сам платишь за все, чтобы ты ни делал в жизни. У меня не было ничего, за что бы я не заплатила. Я ушла из науки и потеряла круг людей, который был мне интересен, я ушла от мужа и взвалила на себя непомерную ношу ответственности, у меня большая компания , и много людей, которые от меня зависят – я не могу себе позволить поднять руки. Потому, что эти люди смотрят на меня и ждут от меня правильных решений. Мы пережили не один кризис и они на меня расчитывают, а я расчитываю на них.

Дж.: В одном из интервью  Вы говорите: «Я общаюсь с людьми и знаю, кто из них пахнет успехом, удачей, работоспособностью. Есть люди, которые просто пахнут будущим, и именно их я выбираю».  Если говорить о чертах характера таких людей, то какими будут эти черты?

О.Г.: Нетерпимость: к глупости,  скуке,  лени,  безответсвенности. Люди, которые пахнут будущим похожи: они внимательны и вдумчивы.

Дж.:  Как вы считаете, добиться выдающихся результатов может каждый или все же «кому-то летать, а кому-то ползать»?

О.Г.: Каждый, но в своем деле. Не может каждый быть выдающимся бизнесменом,  пианистом или журналистом. Если вы потратили какую-то часть своей жизни, иногда большую на определение того, что является вашим проектом,и вы это поняли., тогда вы успешны.

Дж: Не так давно в социальных сетях вызвала ажиотаж статья из российского журнала «Сноб» под названием «У русской литературы закончился срок годности».  Автор статьи пишет: «Никто не задался вопросом: а что, собственно говоря, этим детям читать? Классику? А почему ее надо читать? Почему надо употреблять продукт, у которого явно закончился срок годности? Почему до сих пор никто не хочет называть вещи своими именами? Дети отказываются читать, и они в этом совершенно правы, и надо им в этом помогать. Устами младенца глаголит истина. Не надо заставлять детей читать. Надо признаться, что читать им в общем нечего.»  На Ваш взгляд, это  на самом деле так?

О.Г.:  Я противник такого взгляда. У меня есть мечта.  Пока нет сил на ее осуществление, но я вижу как это будет очень подробно. Я хочу когда- нибудь открыть воскресную школу, где для всех желающих каждое воскресенье будут преподавать искусствовед, литературовед,историк, философ. Куда идут читать лекции те, кому это интересно, для людей, которым это интересно.  Сначала мы лишились образованных родителей, дедушек и бабушек, вывели их жизнь, где важна только еда, одежда и самая быстрая машина и мы же этим детям говорим о том, что есть такая странная вещь, как литература, но вам не надо это. Это самое страшное. Я думаю, что люди могут не знать, как много им надо. Если у меня хватит сил, я открою эту воскресную школу, потому, что людям нужно объяснять, что мало что есть в литературе  более духовного чем «Братья Карамазовы» Достоевского, и как их можно не читать?

Дж: Вы много читаете, но какие три книги вы рекомендовали прочесть каждому?

О.Г.: «Братья Карамазовы» Достевского, Айн Рэнд «Атлант Расправил Плечи».

Дж: А можно третью по бизнесу?

О.Г.:  В этой сфере все очень быстро меняется,  вероятно, «Бизнес в стиле Фанки».

Дж: Что мешает человеку быть счастливым?

_MG_4810 (1)

 

О.Г.: Глупость, жадность, лень. Основное, я думаю, жадность… Глупость порождает жадность, жадность пораждает все остальные.  Жадность пораждает бедность, в широком смысле этого слова. Можно прожить насыщенную жизнь при небольших средствах. Счатье —  это набор маленьких вещей, а не одна большая. Жадность затмевает маленькие, и выращивает какую-то одну большую. Счастье — это как полная банка икры, где каждая икринка это отдельный полноценный элемент счастья.

Дж:  Что  мешает  человеку быть успешным?

О.Г.: Я бы к успешности относилась крайне осторожно. СМИ активно пропагандируют образ успешной личности, навязывают, каким должен быть успешный человек. Это просто калечит людей. Если я люблю гулять по лесу, у меня замечательные дети,  любящий муж, я готовлю такие блинчики с яблоками, что ко мне в гости приходят все мои знакомые, и меня любят просто за то, что рядом со мной тепло — я успешный человек? Да! Но, это никак не совпадает с современным понятием успешности. Ведь кто-то умеет делать блинчики, а кто-то умеет петь, рисовать, писать. Просто блинчики едят узким кругом, а есть вещи, которые заметны широкому кругу людей. Помню, во время интервью для одного журнала, я говорила о том,  что если мы  повсюду будем транслировать, что единственным критерием успеха являются деньги, то мы истребим всех писателей, художников, музыкантов, да и просто людей, которые хорошо жарят блинчики. А журналистка мне возразила: «Это не честно,  у вас есть деньги, поэтому вы так говорите».  Я обратилась к фотографу, который работает на интервью: «Вы согласны зарабатывать больше, но фотоаппарат в руки не брать?». Он подумал и ответил нет. Одно дело, когда мы хотим, чтобы любимое дело приносило нам больше средств, а другое дело хотеть больше денег. Эти вещи между собой никак не связаны. Зарабатывать деньги – это абсолютно другое умение. У кого то есть слух и он играет на скрипке и он Ойстрах, а кто-то умеет зарабатывать деньги.

Дж:   Лучшая черта Вашего характера?

О.Г.:  Мне очень нравится жить!

Дж:  Какую Вашу черту характера считаете негативной

О.Г.:   Я ленива. Если б ы я не была ленива, я бы была – Огого!

Дж.: Чтобы вы сказали в качестве напуственного слова?

О.Г.: Мне всегда казалось, что смерть, это когда долгая-долгая жизнь, потом еще долгая старость, а потом смерть. Но нет, смерть это как щелчек пальцев.  И поэтому просто надо любить жизнь, быть благодарным за то, что ты жив. Если я хочу лениться – я ленюсь, если я хочу что-нибудь сделать, я делаю, если я очем-нибудь мечтаю, то я прекрасно понимаю, что у меня  «завтра» может не быть. Поэтому я мечтаю о воскресной школе и я ее обязательно организую!