Александр Животков

Опубликовано 30.03.2015 в Гости | Нет комментариев

Александр Животков

«Жить надо так, чтобы было все время интересно» — Александр Животков живописец, член Национального Союза Художников Украины, о том, где искать идеальную любовь, как Гидон Кремер создал километровый смычок, и о том, как постичь собственный диапазон.

 

Дж.: Я знаю, что на Вас в юности оказали большое влияние отец, Олег Животков  и Ваш наставник, Михаил Рудаков.  Какой фундамент был заложен ими?

А.Ж.: Я во всем старался быть похожим на Михаила Захаровича (Рудакова). Первую трубку купил, подражал жестам — это была такая «влюбленность» юношеская. Помню, когда привез ему обожженную фигурку лошади, которую смастерил на одном из уроков Марксизма — ленинизма  (мне все время надо было что-то делать руками), он покрутил ее и сказал: «Будет толк», — это было его благословение. Если говорить об отце, то он  аккуратно меня направлял, настолько филигранно, что я даже не замечал этого. Для нас с братом он создал невероятно огромную культурную базу, наш стержень. Он достаточно зарабатывал и периодически покупал книги стоимостью 300 рублей, в то время, когда 120 рублей считалось хорошей зарплатой. Были очень редкие экземпляры книг по искусству, которые мы с братом читали. Он создал путь, создал вкус. Это то, на чем мы с братом росли, что находилось у нас на полках.  Невероятно важно, что ребенок видит вокруг, когда открывает глаза, какие предметы трогает, какие звуки слышит. Родительское благословение – это создание такой атмосферы, которая способствует развитию личности.  Именно отсюда и фантазия.3Z7A3331

Дж.: Когда вы отвечали на вопросы студентов в «Белом пространстве», то сказали, что ваш истинный возраст тринадцать лет. Не биологический, конечно. Какой вы тринадцатилетний?

А.Ж.: Я верю в идеалы. Верю в идеальные отношения, но вера этого тринадцатилетнего мальчика далека от реальности. Я верю в идеальную любовь, но любовь или есть, или ее нет. Она находится не вовне, а внутри человека,  поэтому она либо есть внутри, либо ее нет. Обладая багажом жизненного опыта, но оставаясь при этом тринадцатилетним, становится страшно интересно жить! Моя бабушка говорила: «Жить надо так, чтобы было все время интересно».

3Z7A3298

Дж.: В одном из интервью вы говорите, что после поездки в Непал вы стали гораздо мягче. Что на вас повлияло?

А.Ж.: Состояние созерцания. Долгое созерцание приводит не к покою, но к терпимости. Я все время созерцаю, но это вовсе не означает ничегонеделанье. Это связь, натянутая нить, когда твой ум спокоен, а руки при этом делают, это когда нет бестолкового метания мыслей, нет умственной жвачки. Откуда Гидон Кремер взял километровый смычок? Как он добился смычка в километр? Он был вне этого. Он не думал, как бы сделать что-нибудь эдакое, чтобы всем понравилось, он просто делал.

Дж.: Полотно – отражение внутреннего мира художника. Может ли нести негатив полотно, написанное  в дурном настроении? Важно ли интересоваться личностью художника, приобретая его работы?

А.Ж.: Понимаете, это все вне нас. Как может Микеланжело Караваджо нести свет своим искусством? Быть величайшим художником итальянского Возрождения и при этом вести разгульную жизнь, со стычками и драками, штрафами и заключениями? Как может сочетаться в Поле Гогене то, что он бросил свою жену с пятью детьми и его величайшие произведения  искусства, которые сейчас находятся в музеях по всему миру.  Модильяни – бунтарь и пьяница. Тот же Паганини — сколько сложено мистических легенд о его сделке с дьяволом. А что до негатива, то каждый предмет, соприкасаясь с человеком, взаимодействует с ним, так же, как и человек с предметом, и человек с человеком. От всего не спрячешься. Как писал Кастанеда: «Когда ты начинаешь смеяться над страхом, страх уходит. Вот когда ты можешь преодолеть страх, эта вещь становится  твоей. Когда в тебе есть силы добра, которые способны  преодолеть любой негатив».

3Z7A3366

Дж.: В одном из интервью Вы говорите о себе: «Я — только так называемый автор своих картин. Только инструмент проявления замысла Божьего, главное не мешать». Применимо ли это высказывание к людям не только творческих профессий?

А.Ж.: Я не знаю, Божьего ли, это не я сказал, это слишком высокопарно. Но абсолютно точно, что всего лишь инструмент.  И мне кажется, это применимо ко всем видам деятельности. Я думаю, что таланта всем дано в одинаковой мере, нужно только разобраться, в чем твой талант. Я такой же обычный человек, просто с отличным от других  диапазоном. Диапазон – это предназначение.  В этом задача человека — понять свой диапазон. Фантазировать на тему своего предназначения, зачастую просто губительно, но без этого ничего не выйдет.

Дж.: Чтобы стать успешным художником, достаточно ли одного таланта?

А.Ж.: Единицы стали художниками, а столько талантливых было ребят. Среди учеников моего отца был один поистине гениальный — Коля Стороженко, он такие вещи создавал, будто кто-то невидимой рукой водил, но художником он не стал. У него не было основы, он не понимал зачем ему это.  Для реализации своего таланта очень важно понимание того, зачем тебе этот талант и трудолюбие. Когда я учился в художественной школе, нас заставляли убирать за собой, подметать там — настоящая каторга была, но, оказывается, это было настолько правильно! Это важная составляющая внутреннего стержня, как накачка мышц, для того, чтобы что-то сделать, важно воспитать в себе выносливость.

3Z7A3282

Дж.: Я начала готовить вопросы к интервью с Вами еще год назад, и тогда у меня было много вопросов проводящих параллель между Александром Животковым и Андреем Тарковским. Вы для меня очень похожи -  по палитре, по наполненности. Сегодня из всех вопросов я оставила один. Каким было бы Ваше желание,  окажись вы в той самой комнате Сталкера?

А.Ж.: Когда-то, когда сборная Советского Союза проигрывала канадцам, я, будучи еще совсем юным мальчиком, говорил: «Господи, я отдам несколько лет жизни, лишь бы только наша сборная выиграла!». Но наша сборная проиграла, и мое предложение осталось невостребованным.  Почему там, в комнате, никто ничего так и не загадал? Нельзя ничего просить. «Никогда и ничего не просите, и, в особенности, у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!» (Михаил Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

Дж.: Ольга Петрова в статье, посвященной Вашему творчеству, пишет: «Еще в ранних композициях А. Животкова (1996–1998) сложилась система устойчивых знаков. Они несут смысловую, символическую, и даже мистическую нагрузку. Абрис женской полуфигуры — знак тайны и входа в непознаный мир. Рыба – Христос, в иных религиях кипарис — душа Воина,фаллос и предупреждение;круг — светило или женская грудь, символ продолжения рода; птица — благая весть, а крест — основа мироздания, а также охранный знак. Смысл этой символики варьируется, подчиняясь интуиции автора». Как эти символы возникли, и что явилось первоисточником этих символов в вашем сознании?

А.Ж.: Было желание обладать одним единственным набором знаков выражения, как в юности, знаете: одна единственная любовь, одна единственная женщина, один друг, вот это чувство собственности — обладания. И, кстати, со временем  некоторые символы отходят, и в итоге, думаю, останется только один. Мне этого достаточно. Можно наговорить очень много, можно сказать «я люблю», и никто не поверит.  Можно рисовать пестрые картины, а можно черный квадрат и все.

Дж.: В прошлом году вы презентовали серию работ, созданных под впечатлением  событий на Майдане. Вы говорите, что постоянно смотрели новости и сублимировали  свои эмоции в творчество. Вам было жалко ребят по обе стороны баррикад?

А.Ж.: Конечно. Я аполитичен, но я не безразличен. Лучше всего мое отношение к этому вопросу описал  К онстантин Донин: «Животков такой же бессильный свидетель убийств на Майдане, как и мы все, берет дерево и творит из него молитву.  Безо всякой возвышенности и экстатичности, присущих выражению «творить молитву», буквально столярным инструментом, наждаком, стамеской, болгаркой…».   Когда немецкие войска входили в Париж в 1940 году, в Академии искусств занимались тем, что склоняли слово «любовь» — вот ответ Академии на все эти ужасы.

3Z7A3385

Дж.: Напутствие Фердинанда Паера — учителя  Никколо Паганини: «Не ленись, не пей, не играй в карты, не волочись за красотками, и тебя ждет слава». Как вы считаете, ограничение чувственных удовольствий сопутствует самореализации  человека?

А.Ж.: Напутствие напутствием, а жизнь жизнью. И у каждого жизнь своя. У каждого свой путь и свое предназначение. От жизни не стоит закрываться. Так можно наоборот сойти со своего пути. Дойти до того, что накинуть на себя черную тряпку, но будете ли вы от этого счастливы? Ваш ли это путь? Одна из ветвей моего рода – Долматовский род, поросший темными, отчасти мистическими легендами – и это во мне есть. Созерцание там и не ночует, но если бы этого не было, я бы не водил бензопилой и не чувствовал бы, как Кремер ведет смычок. Но тут важно понимать, что все, о чем предупреждал Паер, может увести от главного, отвлечь и увлечь. А вот это грех. Напутствие, которое давали Страдивари: «Обзаведись семьей, чтобы не растрачивать свое время на романы, найди себе спокойную жену, чтобы не тратить свои нервы, все ресурсы направляя на свое предназначение».  Я с этим и соглашусь и не соглашусь. С одной стороны – не терять время, с другой стороны, так можно превратиться в ремесленника, мастера своего дела, но не больше. Не будет широты размаха. Понимаете, все влюбленности и громадные страсти, которые кипели в этом скрипаче (Паганини), нашли отражение в его музыке.

Дж.: Паганини, отвечая на вопрос Кьярелли, счастлив ли он, сказал так: «Счастье мгновенно, оно иногда озаряет меня. Бесплоден ты, потому несчастен». (адресуя последнее Кьярелли). На ваш взгляд, бесплодная жизнь — это какая? (речь идет об эпизоде из фильма Л. Менакера «Никколо Паганини» 1982 год)

А.Ж.: Это жизнь, которая никогда не принесет в мир деяния рук своих. Нужно делиться и оставлять после себя. И это касается не только рождения детей.  Как раз в этом случае большого ума не нужно. Важно понимать, для чего это, что дальше. Кьярелли не почувствовал свой диапазон  пошел не своим путем, поэтому стал мстительным и неудовлетворенным человеком. Он считал что проблема его бед не в нем самом, а в Паганини. (Кьярелли и П

аганини вместе учились игре на скрипке, по окончанию курса учитель, не увидев в Кьярелли особого таланта, посоветовал ему строить карьеру военного, а не скрипача, но тот ушел в монахи и всю жизнь преследовал Паганини)

Дж.: Никколо Паганини с большим трепетом и ностальгией вспоминает о женщине, с которой прожил 2 года, на протяжении которых он не давал концерты, а однажды ушел от нее, посвятив себя сцене, но эту привязанность пронес через всю свою жизнь. Часто личная жизнь гениальных людей трагична. Почему для них невозможно обычное семейное счастье?

А.Ж.: Потому что такой человек себе не принадлежит, и он не может принадлежать кому-то другому. Это миссия. Он не может принадлежать женщине, не может принадлежать детям, он просто идет. Вот поэтому и Пикассо, и Амадео Модильяни и… можно перечислять до бесконечности.

Дж.: Какие три качества больше всего цените в женщине?

А.Ж.: Я вообще в людях ценю доброту. А женщина — это мечта.  Не было бы любви, не было бы страсти, ничего бы не было. Женщина прекрасна сама по себе, своею сутью.  Я ценю извечную благодарность женщины, которая понимает и принимает мужчину.

Дж.: Сильная женщина и сильный мужчина это реальное сочетание?

А.Ж.: Сочетание реальное, но идеалистичное, такое крайне редко бывает. У женщины другое предназначение. Женщина — это дом, это земное, основа всему. Именно благодаря женщине мужчина может стать очень сильным. Женщина — это тыл. Например, в горах, тот, кто идет сзади, является тылом. Так и женщина. Да, есть в истории и женские имена с прекрасным творческим наследием: Цветаева, Ахматова, Да Сильва, Кало, но посмотрите на их жизнь – разруха полная.

3Z7A3307

Дж.: Что  мешает человеку стать успешным?

А.Ж.: Я думаю, это непонимание своих возможностей.  Мастер, который идет на завод и делает гайку высшего качества, ничем не отличается от художника, и труд этот так же ценен, как труд музыканта, художника, врача или любой другой. Вот мой браслет, мне его подарил мой друг, когда мы были в Непале.  Нашелся человек, котрый полюбил этот браслет, то есть я, а тот человек, котрый этот браслет сделал, в моем понимании гений.

Дж.: Что  мешает человеку быть счастливым?

А.Ж.: Ничего. Мы часто живем потом, а счастье это всегда сейчас.

Дж.: Лучшая черта Вашего характера?

А.Ж.: Это не у меня нужно спрашивать.

Дж.: Какую Вашу черту характера считаете негативной?

А.Ж.: Вероятно, взрывной характер, хотя, с годами, я научился это контролировать.

 

Фото: Дарья Рыбалка darja-rybalka.com